Как Лермонтов народы объединил
Участники экспедиции по лермонтовским местам. Фото: Михаил Ивановский

Участники экспедиции по лермонтовским местам. Фото: Михаил Ивановский

Энтузиасты из Пензы за две недели посетили 14 памятников поэту и 5 музеев его имени

Почти полгода группа пензенских энтузиастов готовилась к проведению автоэкспедиции по Лермонтовским местам. 28 апреля в Пензе, в сквере им. Лермонтова был дан старт экспедиции.

В число автолюбителей вошли 12 человек: блогеры, литераторы, историки, изобретатели, врачи, журналисты, в числе которых оказался и я. Автопробег назвали «Лермонтов. Кавказ», поскольку в июне планируется еще один его этап — «Лермонтов. Столицы».

Рассчитали затраты на быт (получилось по 25-30 тыс. рублей на человека) и прикинули маршрут. По ходу решили собирать материал для будущего документального фильма, записывать стихи Лермонтова в местах, где в свое время их создавал автор.

– Цель нашего проекта — еще раз напомнить России и миру о Пензенской области и о «Тарханах», где похоронен поэт Лермонтов, — рассказал РП инициатор проекта «Лермонтов. Кавказ» Денис Симонов. — Еще одна цель — собрать материал со всех мест, где жил и творил поэт, чтобы возможно доставить некие сохранившиеся артефакты в «Тарханы», пополнив действующую экспозицию музея-усадьбы, где в первое воскресенье июля пройдут юбилейные Лермонтовские чтения. Также мы сделали специальные символичные мешочки с нашей эмблемой. В них мы собираем горстки земли со всех мест, где останавливался поэт. Цель та же — передать их на могилу Лермонтова в «Тарханы».

Маршрут выбрали такой: Калмыкия, Чечня, Дагестан, Грузия, Азербайджан, Армения, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Адыгея, Ставропольский, Краснодарский края, и обратно — через Ростов, Воронеж и Тамбов.

Встречали нас по-разному, но везде доброжелательно. Удивились в Калмыкии (это был транзитный пункт пути, к которому Лермонтов никакого отношения не имеет). Впрочем, в главном хуруле (буддийский храм) Элисты нас принял Верховный Лама, пожелал «белой дороги» и расписался на флаге экспедиции. Со спецмашинами нас сопроводили до выезда из города.

Кавказское гостеприимство

В Чеченской Республике нас тоже встречали с мигалками — причем на каретах скорой помощи. Говорят, так здесь принято, если гость почетный. Первым делом показали главную достопримечательность — Мечеть «Сердце Чечни» им. Ахмата Кадырова. Увидели мы ее и в ночной подсветке, и днем. Нам разрешили подняться на смотровую площадку бизнес-центра «Грозный-Сити», откуда мы смогли увидеть все панораму ночной столицы.

Поселили членов экспедиции отдельно в большом доме (он же частная «платно-бесплатная» хирургическая клиника Султана Айсханова) в центре города — на женской и мужской половине, при этом каждому были оказаны полагающиеся почести.

Среди окружения принимающей стороны появлялись желающие «переманить» часть гостей к себе. Однако для этого хозяину нужно было преподнести выкуп — например, барана. Так что все мы остались под крышей клиники.

Памятуя, что цель у нас не праздная, а литературная, мы познакомились с творчеством внучки хозяина дома — юной поэтессы 11-летней Дианы Айсхановой. Стихи о Лермонтове в ее исполнении сопровождались историями о чеченском народе и о… собственном дедушке.

«Пример народной дипломатии»

Утром в Республиканском Доме радио прошла пресс-конференция. Разговор в основном шел о том, как с помощью подобных акций привлечь в кавказские республики туристов.

– Сами видите — город отстроили, есть на что посмотреть, на улицах красиво, спокойно, люди улыбаются, никто слова неприятного не скажет, а народ к нам ехать все равно боится, эхо войн покоя не дает, — рассказал РП директор Департамента внешних связей министерства ЧР по национальной политике, внешним связям, печати и информации Иса Хаджимурадов. — Ваше начинание — пусть небольшой, но очень важный мостик дружбы между нашими народами. Это пример народной дипломатии.

Также в Чечне участники экспедиции посетили первый на пути музей им. Лермонтова, расположенный на хуторе Порабоч — в Шелковском районе. Дом недавно был отреставрирован, но внутреннее убранство осталось аутентичным. В Грозном мы увидели Республиканский драмтеатр, который тоже носит имя Лермонтова, и возложили венок к памятнику поэту.

Необычный прием участникам экспедиции был устроен в Дагестане. По всей его территории — от Чечни до Азербайджана — кортеж передвигался в сопровождении машины полиции, сотрудников спецслужб и группы махачкалинских байкеров.

Алмаз Меркулова, комендант общежития, в котором нас поселили, предложила прогуляться по ночной Махачкале.

– А не страшно? Стреляют поди, бандиты с автоматами ходят? — поинтересовались мы.

– Все это ложь и выдумки. Не страшнее, чем в вашей Пензе. И намного спокойнее, чем в Москве.

Не страшнее, чем в Пензе

Мы воспользовались советом. Ночные улицы встретили нас приветливо. Очень много гуляющих, особенно молодежи. Хиджабов, к которым мы успели привыкнуть в Чечне, на женщинах здесь почти не встретишь, разве что на пожилых.

Все учтивы, говорят по-русски, зазывают в многочисленные кальянные и кофейни. Ночной запрет на торговлю алкоголем здесь, судя по всему, не действует.

– Мы, правда, два дня назад обезвредили в Дербентском районе группу боевиков, — рассказал нам на следующий день сотрудник спецслужб, назвавшийся Виталием. — Но это обычное дело. Просто когда у нас такое случается — по местному телевидению не рассказывают. А у вас — в центральной России — каждый «пук», случившийся на Кавказе, средства массовой информации пытаются чуть ли не до международного скандала раздуть. Делают из нас головорезов. А мы такие же люди, как все. Любим хорошо покушать, отдохнуть. Что, разве у вас нет бандитов и не взрывается что-нибудь время от времени? Не поверю. Если бы не информационная шумиха, Дагестан стал бы одним из самых благоприятных мест для туристов — не только для российских. Одни наши горы чего стоят! Обстановку почем зря нагнетают.

Дагестанцы не хотели нас отпускать, пока мы не посетим старейший город-крепость Дербент, которому, как утверждают местные жители, 5 тыс. лет. Город оказался как раз по пути к нашей следующей точке — Азербайджану, а точнее, к городу Гусары, где сохранился дом-мемориал М. Ю. Лермонтова.

Из всех пройденных нами в течение экспедиции таможен азербайджанская оказалась самой проблематичной. Началось с того, что все четыре экипажа через границу не пропустили. Одна машина у нас была оформлена по доверенности, а согласно здешним правилам, за нее надо оставлять на таможне залог — что-то около 8 тыс. евро, причем в азербайджанских манатах. Лишних евро у нас не было, да и неизвестно еще, когда бы нам вернули залог. Поэтому мы утрамбовались всем составом в три машины, а «Шкоду» оставили у границы.

В машине при пересечении границы нельзя оставлять ничего лишнего — ни дамских сумочек, ни пакетиков с сувенирами. Навьючив все на себя, мы прошли в коридор транспортного контроля. Там весь багаж необходимо пропустить через металлодетектор. Машина тем временем шла «чистой» по своему коридору. Эту же процедуру нам пришлось проделать и при возвращении.

Поэзия объединяет

На территории Азербайджана нас заждались товарищи из минспорта и туризма, которые сопроводили нас в Гусары и показали дом, в котором в 1837 году жил Лермонтов. Сейчас это частная собственность, хозяина на территории не было, поэтому мы ограничились лекцией местного экскурсовода и внешним осмотром. Несмотря на поздний час, из окрестных домов вышли люди, сообщив, что следят за нашей экспедицией в интернете. К нашему приезду подготовили стихотворение — конечно же, «Парус».

– Вот вы утверждаете, что Лермонтов — великий русский поэт, — говорит местная жительница Рахила Фахрадова. — А мы уверены, что он поэт Кавказа. Все эти этнические распри между нами — русскими, грузинами, азербайджанцами — надуманы. У нас есть один общий гений слова — Михаил Юрьевич!

Обратный путь из Гусаров лежал вновь через азербайджанскую таможню, Махачкалу, Грозный, и только затем мы въехали в Грузию. Проблем на границе на этот раз не возникло, если не считать казус: часть группы чуть не оказалась заблокирована в туалете на территории Грузии — дверные ручки, как выяснилось, тут нужно поворачивать не вниз, как принято в России, а вверх до упора.

В Грузии мы были предоставлены сами себе. Дипломатических отношений с этой страной у России нет, так что официальные делегации нас не встречали. Однако мы посетили Цинандали, где расположен еще один дом, в котором жил Лермонтов, и доехали до Мцхеты, возложив цветы к памятнику поэту.

До границы Армении от Грузии оставалось менее 100 км. В усеченном составе — на одном экипаже — мы отправились в Армению, в русские старообрядческие села Лермонтово и Фиолетово. Нас предупреждали, что староверы — народ необщительный, близко к своим постройкам не подпускают. Тем не менее, нам не только все показали и рассказали, но даже и немного попозировали на камеру.

По возвращении в отель Тбилиси нас ждал сюрприз: шикарный стол с домашним грузинским вином. Застолье сопровождалось комментариями примерно такого содержания: «Вы нас опасаетесь и не любите, а мы с вами — всем сердцем! Так выпейте же грузинского вина за общий мир и согласие!» Отказываться было неудобно. В итоге вечер прошел в совместных ностальгических воспоминаниях о Советском Союзе, когда все друг другу были братьями.

У Пензы появился побратим в Ингушетии

Разошлись за полночь. Надо было затягивать рюкзаки для следующего перегона — ехать в Ингушетию. Там памятник Лермонтову открыли совсем недавно. Так совпало, что в день нашего приезда в Назрани открывали еще один памятник — Василию Маргелову, которого здесь называют «Десантный батя». В церемонии принял участие глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Несмотря на проливной дождь, он нашел время встретиться с нашей делегацией, подписал флаг экспедиции и книгу из собрания сочинений Лермонтова.

– Спасибо, что нашли время и посетили Ингушетию, — сказал президент республики. — Теперь благодаря Михаилу Лермонтову Магас и Пенза стали городами-побратимами!

Самая насыщенная программа была в Пятигорске. Мы посетили дом-музей Лермонтова, в котором он провел последние два месяца своей жизни, побывали на месте дуэли Лермонтова и Мартынова, поднялись по канатной дороге на гору Машук, где установили символический указатель «”Тарханы” — 995 км».

Последний музей на пути экспедиции ждал нас в Тамани.

Таким образом, за 15 дней участники автопробега (большинство которых члены Русского географического общества) побывали на берегу трех морей — Азовского, Каспийского и Черного; возложили венки к 14 памятникам и бюстам Лермонтова; посетили 5 музеев.

В конце июня состоится второй этап автоэкспедиции «Лермонтов. Столицы», в ходе которого уже меньшим составом пензенцы посетят места в Москве и Петербурге, связанные с жизнью и творчеством поэта.

Весь собранный видео- и фотоматериал ляжет в основу документального фильма, посвященного 200-летию со дня рождения поэта. Планируется, что фильм будет готов к 15 октября, когда торжества по случаю юбилея Лермонтова будут отмечаться официально.

Скорое медицинское сокращение Далее в рубрике Скорое медицинское сокращениеВ Пензе увольняют санитаров скорой помощи Читайте в рубрике «Титульная страница» Назван лучший российский фильмШедевры Никиты Михалкова, Федора Бондарчука и Андрея Звягинцева в список не попали Назван лучший российский фильм

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»