«Спасайте детей! Бегите в Россию!»
Фото: Алина Кулькова.

Фото: Алина Кулькова.

Как принимает беженцев Пензенская область

В Пензенской области подготовлены места временного поселения почти для 2000 беженцев. Людей размещают в лагерях и санаториях, а затем предлагают место для временной регистрации, помогают найти работу. Не остаются равнодушными к приезжающим гражданам Украины и простые жители. Корреспондент «Русской планеты» встретился с семьей из Донецкой области, которых приютил в своем доме житель Пензы, и узнал, какие планы они строят на ближайшее будущее.

До села Вичкилей Никольского района от Пензы два часа езды на машине. За три километра до районного центра висит указатель. Мимо населенного пункта не проедешь. Cело небольшое: всего 50 дворов, живут 90 человек. Несколько дней назад здесь обосновалась семья Житник из Донецкой области. Дом им предоставил инвалид первой группы Олег Сарнацкий, который из-за болезни три года не выходит из своей квартиры. В прошлом году Олег Казимирович очень хотел, чтобы в его доме нашли приют те, кто нуждается в крыше над головой во время наводнения на Дальнем Востоке. Через Интернет подавал объявление, но желающих не нашлось. 34-летняя Вика и 32-летний Олег с Украины, увидев приглашение пензенца в сети, долго не раздумывали.

– К вам недавно в село украинская семья приехала. Не подскажете, где их дом находится? — спрашиваю у прохожего.

– Беженцы что ли? — интересуется он, и, не дожидаясь ответа, указывает мне дорогу.

«Мы скоро приедем!»

Супруги выходят мне навстречу. Выбегают и их дети – 8-летняя Софья и 4-летний Ванечка. У каждого свои заботы: Олег с сыном до этого латали печку в бане, Вика с дочерью наводили порядок в доме.

– У нас даже минуты свободной нет, — устало рассказывают они. — Дом старенький, нам его еще обустраивать и обустраивать. Главное, что крыша есть над головой, а остальное дело наживное. Мы же сами всю жизнь в селе Песчаное, что в 20 километрах от Донецка находится, прожили. Работы не боимся. Но чего же мы стоим? Заходите в дом, мы вас борщом угощать будем.

От приглашения не отказываюсь. Забираю из машины пакеты с гостинцами, которые передали мои друзья и знакомые. Достаю белого медведя для Софьи и настольную игру и машины для ее брата — подарки лично от меня.

– Мы до сих пор не перестаем удивляться  человеческому сочувствию и участию в нашей судьбе обычных россиян, с которыми даже не знакомы, — рассказывает Вика, накрывая на стол. — Мы не успели приехать в вашу область, а нам уже начали звонить люди и говорить: «Нам дали ваш телефон и сказали, что вы приехали с Украины, чем вам помочь?». Кто-то специально для нас сшил постельное белье. Привезли очень много продуктов, одежды. Соседи до сих пор приносят хлеб и молоко. Еще когда мы жили в Пензе у Олега Казимировича, нам предлагали остаться в городской съемной квартире, обещали ее оплачивать, но мы уже настроились на сельскую жизнь. В доме нет водоснабжения. Но и без него можно прожить. Собираясь в Россию, мы даже не расспрашивали, в каком состоянии находится дом, просто написали Сарнацкому: «Мы скоро приедем. Жилье никому не отдавайте!».

Сам Олег Казимирович несколько ночей не спал. Все думал, как ребята доберутся до него. Обстановку нагнетали еще и новости в Интернете и по телевидению. Ему до сих пор кажется, что война в некогда братском государстве никогда не закончится. Уже потом Житник расскажут ему, что верить можно далеко не всему. У них на родине телеведущие, рассказывая новости, попросту краснели. Скрыть этого не помогал никакой грим. А на выборы практически никто и не ходил. Украинцы до сих пор гадают, откуда взялся такой высокий процент голосов за Порошенко — нынешнего президента Украины.

В селе Песчаное Житник оставили два кирпичных дома, кур и поросят. Мебель распродали за копейки, чтобы оформить проездные документы детям. Хотя теоретически сделать их должны были бесплатно, но в паспортном столе запросили двести долларов. В Пензу приехали лишь с двумя сумками.

– На родине в вечернее время стали стрелять. Зарплату платить перестали. У нас была старенькая «восьмерка», мы ее продали за 15 тысяч гривен. В мае-июне нам приходилось собирать в частных садах черешню. Платили 9 рублей за килограмм. Родственники последнее время уговаривали нас: «Спасайте детей! Бегите в Россию!» Вот мы и убежали. Старшую дочь отправили к родственникам в Крым, ей надо закончить школу. Добирались через Харьков. Если бы мы поехали через Днепропетровск, Олега бы точно сняли с поезда. Там строго выполняют приказ на этот счет относительно мужчин до сорока лет. А ему 32. Уже после того, как пересекли границу Украины, в поезд вошли представители национальной гвардии. Без лишних слов попросили паспорта и военный билет. На руках у них были какие-то электронные приборы, в которые они вводили данные. Для чего — никто никому ничего не говорил. Мы видели, как людей без объяснения причин снимали с поезда.

Вместо разговора — выстрелы

Девочка внимательно слушает разговор взрослых и рассказывает:

– А я видела танки. Мы с одноклассниками выбежали на перемене на улицу и увидели танки. Все замолчали, а одна девочка стала плакать и кричать: «Я не поеду домой». Техника шла как раз по той дороге, по которой она ездила на школьном автобусе в Песчаное.

«Детский» вопрос один из самых больных. По словам переселенцев, только за 17 дней июня в местные правоохранительные органы поступило 163 заявления об исчезновении детей в возрасте от 6 до 12 лет. Ни один из них не был найден.

К разговору подключается глава семьи Олег. На родине он успел побывать в ополчении, служил в Русской православной армии.

– Все позади, — успокаивает Олег супругу и объясняет мне. — Неподалеку от жилых домов ездили танки, летали вертолеты. Людей убивали ни за что. Вот только пара примеров. Два агронома подошли к военным и попросили не ездить их по полям. Пытались повлиять на них хоть как-то, говорили: «Люди же засаживали их, ждут урожай». В ответ — два смертельных выстрела. В другой раз жертвой стал тракторист. Его жена забеспокоилась, что супруг долго не возвращается с работы. Пришла на поле — машина работает, а муж неподалеку лежит убитый. Ополченцем я был 16 дней. Просто пришел, записался. Мне повезло — выдали оружие. У половины ополченцев его попросту нет. Вот и выходит, что когда идет бой, у одного бойца оно есть, а у другого — нет.

– А я своего мужа отпустила туда не за тем, чтобы он картошку чистил, — обращается ко мне Вика. — Когда дали отпуск, поставила Олега перед фактом: «Мы едем жить в Пензу. Завтра. Скорее всего, навсегда».

«Скорее всего» — это не пустые слова. Супруги рассказывают, что действительно хотели бы остаться жить в области. Работы не боятся. Олег по профессии тракторист, Вика — работала в детском саду, пока была возможность. Мужчине уже предложили охранять местный пруд. Деньги будут платить небольшие, но и их на первое время хватит. В идеале же Житник мечтают о своем доме.

Через несколько часов после встречи с украинской семьей, мне звонит знакомый: «А твои беженцы не хотят у меня в селе пожить и поработать? Я им даже дом готов купить!» Диктую ему номер телефона семьи. Через несколько часов он мне перезванивает: «Большой спрос на твоих украинцев. Им, оказывается, уже в нескольких районах области предлагают жилье».

Все решаемо

В государственных учреждениях к наплыву граждан Украины тоже основательно подготовились.

– В области подготовлены места временного размещения на 1773 человека, — говорит министр труда, социальной защиты и демографии Пензенской области Елена Столярова. – В течение 6 часов на 7 пунктах мы можем разместить 520 человек, в течение 12 часов на 9 пунктах — 313 человек, и в течение 24 часов на 10 пунктах — 931 человека. Это гостиницы, базы отдыха. Например, лагерь «Юность», где есть свой пищеблок и котельная. Там люди могут жить круглый год. Или санаторий им. Кирова, где сейчас живет 11 человек. Проживание там одного человека стоит 800 рублей в сутки. 11 человек — это 8800 рублей в день, или 80 тысяч за 10 дней. Мы временно разместили этих людей там, поскольку они приехали в никуда. Сейчас им предлагают выбрать место временной регистрации. Одна семья уже согласилась переехать в Кузнецк и уже вскоре приступит к работе.

Недавно из Ростовской области вернулась делегация из 31 человека — это заместители глав администраций, семь работодателей, представители центра занятости. Там они приняли порядка 800 человек.

Всего же с начала года в область въехало 1100 граждан Украины. Из них только 33 человека написали ходатайство на признание их беженцами, и только 2 человека этот статус получили.

– Наша организация помогает семьям ополченцев, — рассказывает председатель Пензенской областной организации Российского Союза ветеранов Афганистана Владимир Холзинев. — Недавно мы отвезли в Луганск шесть заявлений от жителей области, которые готовы принять у себя семьи ополченцев. Многие люди хотят приехать в нашу область, но попросту не могут выехать с Украины. Возможно, после очередной нашей поездки на Украину мы привезем еще две-три семьи, которые смогут обосноваться у нас. Жилье есть. Директор одной из пензенских фирм предложил снять квартиру на год. Кто-то соглашается принять семью, в которой дети не младше пяти лет. Для многих даже подготовлены рабочие места. Проблема в том, что зачастую беженцы приезжают в наш регион без каких-либо средств к существованию, а на оформление документов нужны деньги.

– Оформление документов на одного человека в денежном эквиваленте обходится украинцам от 4000 рублей и больше, — говорит правозащитница Елена Черлянцева. — Только нотариально заверить один документ обходится им минимум в 300 рублей, сделать фото в УФМС — 400 рублей. Даже за то, чтобы правильно написать заявление, берут деньги.

Абсолютным большинством голосов Далее в рубрике Абсолютным большинством голосовМэром Пензы стал человек губернатора Читайте в рубрике «Титульная страница» Спецпроект: Семья 3.0 -Демографическая катастрофа или увеличение рождаемостиБудет ли многодетной семья будущего? Спецпроект: Семья 3.0 -Демографическая катастрофа или увеличение рождаемости

Комментарии

04 августа 2014, 11:24
Гражданская война она такая((
04 августа 2014, 11:14
чtо нu слово - вранье. Чего ж эtо я,русская женщuна с 3 деtьмu нuкуда не бегу оt родной армuu? Папашка вuдаtь делов наделаtь успел в "русской православной армuu" раз tак далеко драпанул. Знаеt чtо свеtut ему десяtка! Соседu прu освобожденuu сразу сдадуt! Воt u дернул! А еще небось кредutов набралuсь как блох, одаваtь неохоtа.Небос в пензенской деревеньке не найдуt А еще все онu(беженцы tак называемые) все как одuн рассказываюt про 2 дома(кварtuры) осtавленных в Украuне! А самu - нuщеброды алкашня месtная, как раз tакuе u шлu в "ополченuе" повоеваtь за бабкu . Чего ж tак рано смылся, герой? Uгорь Uвановuч пересtал зарплаtу выдаваtь? А как же без вас бомжей НЕДОРОССUЯ ваша?
04 августа 2014, 12:52
Ну ну,а то в АТО одни интеллигенты идут и на майдане их там не бомжи с алкашами рекрутируют...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»