«Все, кто с нами общается, рожают»
Анна Кузнецова и отец Владимир в будущем здании «Покрова». Фото: Владислав Беляков.

Анна Кузнецова и отец Владимир в будущем здании «Покрова». Фото: Владислав Беляков.

«Русская планета» провела день с Анной Кузнецовой — 32-летней матерью пятерых детей и руководителем пензенского благотворительного фонда «Покров»

Встречаемся у Митрофаньевской церкви в 11 часов утра.

– Мы с батюшкой (супруг Анны, отец Алексей Кузнецов, — священник. — Примеч. РП) по очереди детьми занимаемся, — говорит Анна. — Половину дня он, половину я. Наш фонд участвует в организации пребывания ковчега с частицами мощей св. апостолов Петра и Павла. В церкви волонтеры помогали, а я должна была посмотреть, как идет работа. Ребята, хоть и новенькие, молодцы, не подвели. С отцом Владимиром переговорила. Он мощи из Саратова сопровождает. Его вы сегодня увидите, мы в обед встретиться договорились. Он в Саратовской епархии начальник отдела по работе с молодежью и хотел расспросить о нашем проекте. Мне он сразу понравился. Собранный, сосредоточенный человек без лишних иллюзий. Ну что, поехали?

Анна садится за руль старенькой иномарки, я — на пассажирское сиденье. Едем.

– Нужно обои докупить, не хватило нескольких рулонов, — говорит Анна. — Обычно строители сами приобретают, если крупные покупки. Они чеки берут, отчитываются. Но как они выберут обои в детскую комнату? Никак. Сейчас сами купим и поедем к строителям, покажу наш будущий кризисный центр. Мы по всем вопросам по зданию с подругой советуемся. Она дизайн в академии преподает и нам помогает. И перепланировку разрабатывала, и баннеры, и все-все-все. И обои она советовала.

– Что будет представлять собой кризисный центр?

– Центр защиты семьи, материнства и детства «Покров» — проект нашего благотворительного фонда. Честно вам сказать, я сначала вообще не надеялась, что мы просуществуем сколько-нибудь долгое время. У меня лично было недоверие к благотворительным организациям, к этим ящичкам в магазинах, в которые деньги собирают, и прочим подобным вещам. Но делать доброе дело хочется. И я подумала — начну сама. У меня есть человек замечательный — матушка из Республики Марий Эл, мы с ней 15 лет дружим. Она, кстати, профессиональный журналист и работает на крупном православном портале, и потому в курсе общественной жизни и деятельности благотворительных организаций. И, в общем, она «виновата», что я начала этим заниматься. Она мне постоянно рассказывала, как у них о брошенных детях заботятся, семьям помогают сохраниться, чтобы ребенок в детский дом не попал. Я думаю — что же мы-то ничего не делаем? Ну и начали.

Памперсы стали детям в больницу носить, еду и другие необходимые вещи. Отказников из больниц переводили в детские дома, мы за ними потянулись. Потом стали помогать крестить малышей. Точечную помощь оказывали. А хотелось, чтобы система была, чтобы труд не пропадал. Вот раскраски, например, принесут и все. А ты сядь, порисуй с детьми! Что он с ней сам в три годика сделает? В лучшем случае нацарапает там что-нибудь и разорвет. А хочется, чтобы помощь была настоящей, а не сюсюканьем. В общем, села и полгода изучала ошибки общественных организаций. Не было психологов-специалистов, методических рекомендаций, особенно в области доабортного консультирования, профилактики сиротства — ведь и аборты, и нежеланные дети, которые становятся отказниками, — это прежде всего следствие внутреннего кризиса. Шли интуитивно, на ощупь, а это неправильно. Я стала искать единомышленников. Нашла, а знания? В университете я в свое время училась неплохо, и у меня сохранились отношения с моими преподавателями (по образованию Анна — психолог. — Примеч. РП). Я попросила провести для наших психологов мастер-класс. Знакомая предоставила офис, где вечерами мы собирались и слушали специалистов. Выучились, получили сертификаты, что прошли курс на тему «Доабортное консультирование в ситуации кризисной беременности», параллельно консультируя в абортарии и женских консультациях города.

Конкурс против абортов

Паркуемся у магазина стройматериалов и идем за обоями.

– У нас с цветными барашками обои, – говорит Анна. — В детской, в комнатах для молодых мам. — Четыре рулона нам вот этих, с желтыми барашками, и клей, — обращается она к продавцу.

Закидываем покупки в багажник, двигаемся дальше.

– Полученный сертификат — это было уже серьезно! Такие «корочки» для Минздрава имеют большое значение. Но столкнулись с другой проблемой. Сколько ни просили гинекологов женских консультаций направлять к нам на беседу женщин, которые хотят сделать аборт, толку было мало — не привыкли, да и доверия не было. А мне причина вообще непонятна была, ведь так очевидно: если хоть одну отговорим — жизнь спасем! И тут пришла идея — организовать конкурс: какая консультация меньше абортов сделает, такая и победит. Приз 20 тыс. рублей лично гинекологу и компьютер для женской консультации. Неплохо?

– А деньги где взяли?

– Помогла женщина, которая когда-то сделала аборт и жалеет об этом. Она сказала: «Если будешь заниматься, я тебе помогу». И дала 20 тысяч. Они и пригодились. А сын моей хорошей знакомой компьютер подарил.

– И конкурс сработал?

– До этого в месяц к нам приходило 6–7 человек. В первый же день после объявления конкурса пришло 9 женщин, во второй — 6 и так далее. Примерно 15% отговариваем. А ведь это живые дети. Опыт показал, что нужен не просто кабинет, в котором мы уговариваем женщин сохранить ребенка. Нужны специалисты по работе с женщинами, оказавшимися в кризисных ситуациях. Не только из-за беременности, а по целому спектру проблем. И когда мы откроем Центр, в нем будут работать и психолог, и юрист. Кадровые ресурсы у нас и раньше были, но помещения не было. Комнатушка одна, где мы сидим друг на друге. Добросердечная организация одна нас временно пригрела.

– А откуда возьмутся все эти психологи, юристы?

– Они есть. Наши все. Большая часть работает по призванию — на добровольных началах. А есть и на зарплате.

– И кто же платит зарплату?

– Зарплаты — целевые пожертвования. Полтора года назад я хотела в очередной раз бросить фонд, потому что у меня не было средств и с пятью детьми, знаете, ни времени, ни сил. Казалось, что я больше ничего не могу. Беспомощность была полнейшая. Просила помощи у Бога и… познакомилась с человеком. Он, как и вы сегодня, провел целый день со мной — в фонде «Покров». После чего он сказал: «Мне хочется, чтобы это дело развивалось...» и стал помогать с зарплатой. Представляете? Это потрясающе, конечно. Дай Бог ему здоровья. Деньги небольшие, даже по пензенским меркам. Девчонки получают радость от того, что делают. А тут им еще и зарплату дают. На зарплате в «Покрове» всего три человека, некоторые приняты через биржу труда, как многодетные или мамы детей-инвалидов. Остальные — энтузиасты. Штат вместе с волонтерами порядка 12 человек. Цифра плавающая, конечно. Бывает больше, бывает меньше. Но есть костяк — те люди, кому можно позвонить и днем и ночью. У нас такой режим, мы привыкли. Однажды с одной женщиной из администрации мы тоже провели целый день — ездили по городу и искали помещение для Центра. Мне постоянно все звонили, мы что-то решали по телефону. Она посмотрела на все это и говорит: «У нас тоже все время такая суета, только бестолковая какая-то, не знаю, для чего. У вас-то хоть все понятно — для детишек».

Давит тень «МММ»

Останавливаемся на улице Красная Горка у двухэтажного обшарпанного здания, которое когда-то было детским садом. Площадь дома — 380 м2. Последние пять лет он пустовал и разваливался. Проходим внутрь. Там уже ждет отец Владимир.

– Это и есть наш Центр, — говорит Анна. — Точнее, будет. Надеюсь, что в Пасху справим новоселье. Две-три комнатушки хотя бы доведем до ума. Получили два гранта — 1,5 млн рублей в общей сложности. Для такого здания денег, конечно, мало. Но и это большая удача.

– Люди в Пензе охотно жертвуют? — вступает в разговор отец Владимир.

– Разные люди. Хозяйка сети кафетериев «Шоколад.ру», например, окна нам вставила. А знаете, как получилось? Она хотела помогать нуждающимся. Ее и отправили в «Покров». Сказали, что у нас все берут. Кормить никого было не нужно пока. А за окна — спасибо ей и за помощь в поездках в детский дом в Мокшан. Но деньги люди дают сложно. Всем нужны гарантии. Хотя отчасти виноваты сами благотворительные организации. Еще с 90-х годов. На всех легла тень «МММ» и благотворительных лотерей. Боятся обмана.

Анна Кузнецова проводит для нас с отцом Владимиром небольшую экскурсию по зданию. Рассказывает, где будет кухня, спальная, кабинеты, молитвенная комната. Показывает на единственную запертую дверь:

– Здесь ребята знакомые музыку играют. Попросились репетировать по вечерам. Заодно здание охраняют.

– Рок-группа?

– Не знаю, я значения не придаю.

Заглядываем в подсобку строителей.

– Здрасьте, сидим, не работаем?

Рабочие смущенно встают и молчат. В углу комнаты — включенный телевизор. Идет трансляция Олимпийских игр. Анна решает организационные вопросы, спрашивает про чеки на стройматериалы, объясняет, что нужно сделать за сегодня.

– И так каждый раз? Вы сами тут прорабом?

– Думаю, что временно. Был у нас прораб Володя из «Пензастрой». Но сейчас его бригада на другом объекте уже. Так уж он мужиков строил. Они у него как шелковые бегали.

Анна смотрит на часы. Ей нужно забрать детей из садика, отвезти домой и покормить. Договариваемся встретиться в 19 часов в спортивной школе — туда она повезет на гимнастику Дашу и Ваню.

– Хорошо хоть, что они у меня все в одном садике, еле добились, а то бы по всему городу до обеда их развозила, а после обеда собирала, — смеется Анна. – Вечером у нас будет с вами еще минут 40, если мы не обо всем поговорили. Отец Владимир, а с вами давайте встретимся в храме после того, как я верну детей с занятий домой. Часов в девять вечера.

Просите грамотно

19:15. Сидим в кафе торгового центра, расположенного рядом со спортивной школой.

– Знаете, что в нашей работе самое важное из навыков? — спрашивает Анна. — Оформлять документы: писать письма, положения, сметы, заявки, проекты, календарные планы и пр. Слава Богу, мы всему этому научились. Среди НКО сейчас мало кто умеет работать с документами. Относятся к этому пренебрежительно. А как ты можешь рассчитывать на системную работу, если не можешь грамотно объяснить на бумаге, что тебе нужно? Не забуду, как я доказывала, что «Покрову» нужно целое здание, хотя по России куча примеров и в рекомендациях президента есть про это. Вообще, удивительно, что нам все-таки его дали. Низкий поклон Юрию Петровичу Алпатову (председатель Пензенской городской думы. — Примеч. РП). Он очень нам помог. Я после заседания Думы, на котором решался вопрос о предоставлении нам помещения, вышла вся в слезах. Я крепкая, но трудно стоять и доказывать, что ты будешь заниматься нужным делом. А перед тобой сидят депутаты и, как ни странно, некоторые из них с пренебрежением сказали: «Да откуда мы знаем, чем вы там будете заниматься! Коммерческую деятельность развернете, наверное?» Я как раз была пятым беременная, Тимошку ждала. Даже дар речи потеряла, подумала: вот отправлю всех наших нуждающихся к этому депутату на прием — сразу разберется, чем мы занимаемся. Их ведь около 300: мамочки одинокие, многодетные, дети-инвалиды, взрослые сироты. Но большинство депутатов поддержали и проголосовали за нас.

– В жизни больше плохих людей встречается или хороших?

– Хороших, конечно! Может, повезло? Не знаю, как вы там напишете, но я считаю, их послал мне Бог. Другими словами я не скажу. Кстати, у всех кто нам помогает, рождаются дети. Даже у тех, у кого никогда раньше этого не получалось. 14 лет у одной женщины не было детей. Только начала баннер нам делать в защиту жизни, тут же забеременела. У другой пары семь лет детей не было. И молились они, и по врачам ходили. Стали ездить с нами к сиротам, участвовали везде, тоже забеременели. Представляете? И сейчас столько таких историй могу рассказать! Муж мой смеется, говорит, на этом другие вон какие деньги зарабатывают! Напиши, говорит, объявление, что от бесплодия спасаешь! А я говорю — лицензии нет.

Анна поглядывает на часы.

– Все, надо забирать детей. Как, вы говорили, ваше издание называется?

– «Русская планета». Это в интернете. В бумажном виде не выходит.

– Я почитаю обязательно. Когда дети уснут, я стараюсь в интернете некоторое время проводить. Читать, общаться. Вы, например, знакомы мне по «Фейсбуку».

Анна забирает Дашу и Ваню из школы гимнастики. Прощаемся. На часах — 20:00.

20 рулонов туалетной бумаги Далее в рубрике 20 рулонов туалетной бумагиКак жители двух пензенских поселков готовятся к тому, что в любой момент могут быть отрезаны от цивилизации Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»