«Люди у нас со странностями»
Врач Алексей Приходько и фельдшер Надежда Струкова. Фото: Владислав Беляков.

Врач Алексей Приходько и фельдшер Надежда Струкова. Фото: Владислав Беляков.

«Русская планета» подежурила со скорой помощью в Пензе

Корреспондент РП отдежурил всю ночь вместе с педиатрической бригадой. Медики рассказали корреспонденту РП о современных родителях и детях, об отношении к скорой помощи и особенностях своей работы.

Смена начинается в 20:00. Выезжаем по вызову с Городской станции скорой медицинской помощи с врачом Алексеем Приходько, фельдшером Надеждой Струковой и водителем Николаем Дубровиным.

– Вообще раньше нам еще санитар полагался, он ящик с медикаментами таскал, носилки, машину мыл внутри, если кровь там была или вырвало кого-то, но сейчас это дело прикрыли, — говорит Алексей Приходько. — Говорят, если что, с обязанностями санитара водитель справится. А машину теперь моет специально обученный человек на пункте.

Едем на улицу Терновского, к аэропорту — в отдаленный, самый южный район города. Позвонившая в диспетчерскую женщина сообщила, что ее дочь четырех лет чувствует себя плохо: у нее высокая температура и непрекращающаяся рвота.

– Извините, но вас с собой в квартиру взять не можем, — говорит Надежда. — Не положено. Главврач узнает или пациенты нажалуются — и уволят нас всех, несмотря на заслуги.

Остаюсь в машине. Буквально через 10 минут бригада возвращается.

– Погрешности в диете, — сообщает Приходько. — Промыли желудок, дали рекомендации: ближайшие 12 часов ничего не есть. Пить воду — каждые 10 минут по столовой ложке. В дальнейшем строгая диета. Без жирного, острого, копченого. Скорее всего, девочка съела за ужином несвежей колбасы, хотя мать и отец не признаются. Вообще, родители пошли удивительные. Если ребенок отравился, ни за что не расскажут, что он ел. Говоришь им: чем скорее и правдоподобнее расскажете, тем быстрее мы его в чувство приведем. Бесполезно. Молчат, как рыбы. А вызывают, думаете, по делу? Может, 5–10% и по делу. Остальные либо перестраховываются — то ребенок долго уснуть не может, то глазик чешется, то кашлянул не так, то им кажется, что лицо пожелтело или покраснело… Либо родители просто лентяи. То есть могли бы спокойно днем к участковому врачу сходить или же на дом его вызвать. Нет, они обязательно дождутся темной ночи и вызовут скорую, зная, что мы в любом случае приедем и не откажем.

В прошлое дежурство вызвали нас — ушко у ребенка болит. Оказывается, днем родители показали мальчика ЛОРу, сделали снимок, проконсультировались в платной клинике. Ну а нас знаете, зачем вызвали? Посоветоваться им с нами захотелось: ложиться в больницу или оно само пройдет? И это из ночи в ночь. У населения потребительское отношение к скорой помощи. Чуть что заболело или даже показалось — сразу звонят в «неотложку». И невдомек, что где-то, может, ребенку реально плохо, а мы туда приехать не сможем, потому что у нас в другом месте глазик чешется.

– Так бригад же в городе много, не вы одни ездите.

– Детских — три бригады на всю Пензу. Хотя раньше пять было. Говорят, нет педиатров. За последние лет семь ни одного специалиста на скорую после института не пришло. Зарплата у нас маленькая. Первые надбавки начинают платить, только когда три года отработаешь. Кому охота ждать три года? После института все стараются в платные клиники пристроиться. Там что? Надел белый халат — и сиди деньги получай. А здесь в грязь, холод всю ночь ездишь и по этажам ходишь. Никогда не знаешь, что тебя за дверью очередной квартиры ждет.

– Случаются ложные вызовы?

– Ладно бы просто ложные. Один раз наркоманы бригаду вызвали. Правда, не я дежурил. Приставили нож врачу к горлу, потребовали наркотик. Коллега не растерялся, отдал ампулу, а сам из машины по рации тут же полицию вызвал. Я бы тоже отдал молча. Что я — герой какой, из-за этой дряни жизнью рисковать?

Приходько заполняет карточку пациента, а по рации зовут ласточку.

– «Ласточка» — это позывной скорой помощи, — поясняет Надежда. — Всю жизнь на скорой проработала, позывной «Венера» был. В этом году с какого-то перепугу стал «Ласточка». Почему? Не знаю. Нам не докладывают. До сих пор привыкнуть не могу.

Едем в другой конец города — на Западную Поляну. Снова девочка, пять лет. Жалоба на высокую температуру. Медики заходят в подъезд, оставляя меня в машине. Через 15 минут возвращаются.

– Температура опять на фоне отравления, — констатирует Алексей Юрьевич. — Та же история. Погрешности в диете. Вы думали, у нас тут интересное что-то случается? Ничего особенного. И романтики никакой нет. Зимой — вирусная инфекция, заболевания простудного характера, отравления. Весной аллергия пойдет. Гриппа, кстати, этой зимой вообще не было, что редкость.

– Так пациенты все больше перестраховщики, говорите?

– Или наоборот. Бывает, до последнего тянут. Однажды приезжаем, родители говорят, что пятый (!) день температуру у ребенка сбить не могут. А он уже синий лежит, задыхается. В реанимации потом еле откачали. В общем, люди у нас со странностями — из крайности в крайность их бросает.

– А еще если цыгане скорую вызовут, то на полночи может затянуться, — вступает в разговор Надежда Ивановна.

– А что цыгане?

– Их же всегда много в доме. Вызовут к одному ребенку и тут же очередь к тебе выстроят: этого послушай, этого. И деда заодно — у него сердце щемит, и бабке старой давление померяй. Не отвяжешься от них, пока все жалобы на здоровье не выслушаешь. До госпитализации, как правило, редко доходит. Сами знаете, у нас в Пензе одна-единственная детская больница на Бекешской, которая всегда переполнена. Туда только детей до 3 лет и с переломами или с подозрением на аппендицит принимают. Остальных в инфекционную возим. Причем, не важно, с каким диагнозом. Поэтому госпитализировать стараемся исключительно в экстренных случаях. В основном оказываем помощь на месте.

Тем временем мы подъезжаем к Шуисту. Северо-восточная окраина города. Доехать до подъезда не можем — во дворе утыкаемся в шлагбаум, закрытый на замок. Медики идут дальше пешком.

– Девочка, 6 месяцев, — вернувшись, записывает данные в карточку Приходько. — Сегодня утром ей сделали прививку АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина.  — Примеч. РП), на этом фоне поднялась температура. Такое случается. Сделали жаропонижающий укол.

– И часто такие препятствия встречаются? — спрашиваю я, имея в виду шлагбаум.

– Сплошь и рядом. Иногда столбы вбивают, камни кладут посреди дороги. Это они вроде как дворы свои от машин охраняют. Ворот, заборов понаделали с сигнализацией. С одной стороны, я жителей понимаю. Это же безопасность. И мы — не беда, пешком сто метров пройдем, камень обогнем, носилки донесем. Ничего с нами не случится, не переломимся. А если пожар? Как пожарным быть? Никак. Сгорят все. Сколько раз по телевизору показывали подобные истории, в газетах писали. Толку — ноль! Человек ведь как думает? Сейчас я защищен, а пожара у меня случиться не может. Только когда сгорит, поздно будет. Надо этот вопрос на законодательном уровне поднимать. Подъезд к дому должен быть всегда открыт. Вбил столб — выдергивай тут же и штраф плати! Или вот сейчас на всех дверях подъездов установлены домофоны. Нам из диспетчерской по рации сообщают адрес, называют номер квартиры. Мы нажимаем кнопку, а домофона в той квартире, оказывается, нет. Звоним соседям — не открывают. Что делать? Лет пять назад скорую всегда у подъезда встречали. Сейчас не принято. Мы идем обратно к машине, вызываем по рации диспетчерскую и просим, чтобы оттуда позвонили пациентам, чтобы они нам открыли дверь. Мы же не знаем номер их телефона. А потом, после столбов со шлагбаумами и неработающих домофонов, получаем жалобу пациента: скорая приехала через полчаса, а должна была — по нашему распорядку — уложиться в 12 минут. Кто виноват? Конечно, мы! Кто же еще?

До семи утра 11-я педиатрическая бригада обслужила еще 9 адресов. Все — без заезда на пункт. Ни одного ребенка в эту ночь госпитализировать не пришлось.

«Проще все списать на гены» Далее в рубрике «Проще все списать на гены»Почему в Пензе приемные родители возвращают детей в детские дома Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»