«Из барака — в брак»
Фото: Алина Кулькова.

Фото: Алина Кулькова.

Жители Пензы рассказали «Русской планете», почему не хотят переезжать из ветхого жилья в новостройки

В ближайшие четыре года в Пензе, по данным городской администрации, планируется расселить 277 жилых дома общей площадью 114,5 тыс. кв. м. В них проживает 7059 человек. 83 дома планируется расселить в этом году.

Но многие жители ветхих домов не хотят переезжать в новое жилье. Корреспондент РП попытался выяснить, почему люди считают, что из ветхого жилья их переселяют в аварийное.

Еще в 2013 году в Пензе было расселено 169 аварийных домов. Более 1,7 тысячи человек смогли улучшить свои жилищные условия, но полученные квартиры устроили не всех. Главным образом потому, что сейчас новоселы получают жилье не по количеству прописанных, а «метр в метр». К примеру, если две семьи ютились в квартире в ветхом доме, в новом они также окажутся под одной крышей. Другая проблема — район будущего проживания. Люди не хотят менять центр города на окраину.

– Сейчас из аварийного жилья мы переселяем людей в микрорайон Согласие, — сказал замглавы администрации города Пензы Михаил Панюхин на одной из сессий гордумы. — Но многие туда не хотят уезжать, считая этот район отдаленным и неперспективным. Но наряду с социальным жильем там возводятся и коммерческие дома. И квартиры в них хорошо продаются.

Дома, предназначенные для переселенцев, построили на улице Долгорукова. Альтернативу людям не предложили.

– Моя семья молчала, когда ее переселили на окраину города, не возмущалась, когда квадратных метров оказалось меньше, чем обещали сначала, — перечисляет жительница дома №82 Елена Викторова. — Потом выяснилось, что дом не подключен к центральной канализации, а все, что спускается в унитаз, собирается в специальных емкостях. Периодически они переполняются, а содержимое унитазов практически оказывается на полу.

При внутренней отделке использованы самые дешевые отделочные материалы: линолеум, обои. Входные двери — тонкие, как консервные банки, у межкомнатных дверей проем не соответствует размеру самих дверей. Стены зашпаклеваны кое-как. Стучишь по ним — раздается гулкий звук: за гипсокартоном пустота. В доме № 94 у каждой квартиры — отдельный вход. Стены сделаны из какого-то пластика, который громыхает и колышется от порывов ветра.

– Наши проблемы не заканчиваются внутри квартир, — говорят жильцы. — Дома построили на городской свалке, куда раньше со всего города свозили отходы с завода, производящего медикаменты, снег, стройматериалы, золу. Из бараков нас переселили в брак.

Некоторые из переселяемых жильцов пытаются отстаивать свои права.

В доме №16 по улице Карпинского осталась всего одна жительница — Валентина Батракина. В доме несколько лет назад отрезали газ, воду, свет, все жильцы разъехались по новым квартирам, но женщина остается.

Двухэтажный деревянный дом был построен в 1961 году, в нем было 13 квартир. В 2006 году здание было решено снести, а в 2008 году его расселили. Жильцам предоставили квартиры в новостройках на улице Ново-Казанской.

– Согласно федеральному закону № 185, при сносе ветхого жилья и по программе расселения аварийного жилья жилищные условия не должны ухудшаться, — объясняет Валентина Викторовна. — Сначала я просила, чтобы мне предоставили двушку, так как помимо меня в квартире прописаны сын и дочь. В городской администрации заявили, что все возможно, но для этого необходимо доплатить 500 тыс. рублей. Я на такие условия не согласилась и вообще считаю, что необходимости расселять дом не было. Возможно, он бы так и стоял себе дальше, если бы земля в центре города не заинтересовала одну из строительных организаций. Два года назад был снесен дом №18, также находившийся на улице Карпинского. Участок земли площадью 30 соток разделили на два. Один из них уже отдали кому-то под жилую застройку. Городская администрация надеялась выселить меня через суд, но проиграла его. А прокуратура вынесла официальное представление на имя мэра города Романа Чернова. В нем говорится, что городская администрация игнорирует требования жилищного законодательства.

Юля Аленкина — мама двух дочерей: 3-летней Саши и 13-летней Варвары. В расселенном доме они живут одни. В 2012 году женщина на средства материнского капитала купила квартиру площадью 23,8 квадратных метра в доме №29 по улице Богданова. Недалеко, на улице Чкалова, живут их родственники. Через несколько месяцев сотрудники городской администрации сообщили ей, что дом подлежит сносу. Небольшой семье дадут квартиру в доме со всеми удобствами.

– Мне предложили однушку на улице Долгорукова в микрорайоне Шуист, — рассказывает Юлия. — Последнее время в Пензе туда отправляют всех людей, которых расселяют, потому что недвижимость в этом районе самая дешевая. Второй отталкивающий момент — качество жилья. Дома, которые построили всего пару лет назад из самых дешевых материалов, уже начали проседать.

Такое жилье Аленкину не устроило, и она решила обратиться за помощью к мэру города Роману Чернову.

– В ответ мне пришло письмо, в котором говорилось, что городские власти реализуют программу «Развитие малоэтажного строительства», поэтому надеяться на другой вариант не стоит, а нужно довольствоваться тем, что есть. В надежде хоть как-то исправить ситуацию я собрала подписи соседей против расселения и отправила их в администрацию. Не помогло. В ответ чиновники предложили альтернативу — компенсацию за квартиру в размере 642 тыс. рублей. Естественно, от этого варианта я отказалась, на что чиновники заявили, что квартиру все равно отнимут, и это будет по закону.

Когда же я все-таки подписала все необходимые документы, оказалось, что в новой квартире неисправен индивидуальный прибор отопления. Прошло уже три месяца, а ремонтировать его никто так и не торопится. Говорят, подрядчики уже давно сменились, поэтому все в моих руках. Но такой вариант меня не устраивает.

Сейчас Аленкины живут одни в доме. Все их соседи съехали еще осенью, а в опустевших квартирах поселились бомжи.

– Стоимость жилья в Пензе, конечно, зависит от района, — отмечает риэлтор Максим Коновалов. — Но не всегда стоимость вторичного жилья в центре города отличается от стоимости квартир на окраине. К примеру, двухкомнатная квартира на улице Плеханова и улице Рахманинова могут стоить по два миллиона рублей. А на улице Кирова однокомнатная квартира может стоить не дороже, чем в ближнем Арбекове. В то же время в домах на центральных улицах, допустим, Пушкина и Бакунина, квартира площадью 42 квадратных метра может оцениваться в 3,5 млн. рублей. А разница в стоимости двух одинаковых квартир в одном доме может составлять 500–800 тыс. рублей.

Что же касается района, в который переселяют людей из ветхого жилья, то трехэтажные дома там, действительно, построены из самых дешевых материалов, из-за чего продать в них квартиры непросто. Компания-застройщик допустила ряд ошибок, которые теперь необходимо устранять. Они касаются, прежде всего, плохой работы вентиляции, из-за чего на стенах образуется конденсат и плесень.

Тем не менее, по словам риэлтора, некоторые пензенцы специально покупают квартиры в домах под снос, чтобы потом получить взамен них новые.

Оперативно получить комментарии мэрии Пензы по вопросам переселения жителей города из аварийного жилья «Русской планете» не удалось.

«Много получаем» Далее в рубрике «Много получаем»В Пензенском государственном университете сократят сотрудников Читайте в рубрике «Титульная страница» Как выиграть призы на Alfa Future PeopleГлавной сенсацией фестиваля, который пройдёт с 10 по 12 августа в Нижнем Новгороде, станет анонсированное получение ценных подарков от партнёров Как выиграть призы на Alfa Future People

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»